Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница

— Нет.

— Он занимает кабину на носу, вместе с восемью другими воинами. Мы ждем только Элрика и сейчас вовсю торопимся за ним. Его предстоит извлечь из вашего прошлого, тогда как Корум относится к тому, что вы назвали бы своим будущим, если бы вы обитали с ним в одном мире. Ставки в игре столь высоки, что нам приходится идти на огромный риск. Будем надеяться, что это окажется не впустую.

— Но о каких же силах идет речь?

— Я сказал вам то же самое, что сказал двоим другим. Об этом же поведаю и Элрику. Но больше ничего объяснить не могу. Поэтому воздержитесь от Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница вопросов, когда я закончу. Договорились?

— А разве у меня есть выбор? — отозвался Хоукмун.

— Все остальное, — добавил Капитан, — вы узнаете, когда придет время.

— Продолжайте, прошу вас.

— Мы направляемся на остров. Острова — большая редкость в этих водах, которые принадлежат тому, что вы именуете Лимбом. Остров этот или, точнее, город, который на нем расположен, множество раз подвергался атакам как Хаоса, так и Порядка, ибо оба они стремятся завладеть им, но никому до сих пор не удавалось достичь цели. Некогда в этом городе было убежище существ, которых мы знаем под именем Серых Владык, но они давно исчезли оттуда… Никто не знает, куда. Им на смену Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница пришли враги несоизмеримой силы, существа, способные уничтожить все миры Вселенной. Именно благодаря Совмещению плоскостей они получили доступ в наш мир, а теперь закрепились здесь, и поскольку они уже начали наступление на наши границы, то не успокоятся, пока не уничтожат всю жизнь в окружающих мирах.

— И в самом деле, они должны обладать необычайной силой. Так, стало быть, ваш корабль должен собрать воинов, дабы привести подкрепление тем, кто сражается на острове?

— Да, мы плывем прямо на врага.

— И обречены на гибель, не так ли?

— Нет. Каждый в отдельности в любом из своих воплощений, никто из вас не сумел бы уничтожить Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница противника. Именно поэтому мы призвали разом несколько инкарнаций. Чуть позже я поведаю вам больше.

Капитан помолчал немного, словно пытался услышать что-то сквозь плеск волн, рассекаемых носом корабля.

— Ладно, похоже, пришла пора взять на борт последнего пассажира. Ступайте, Хоукмун. Простите меня за резкость, но я должен вас покинуть.

— Но когда мы сможем поговорить еще?

— Скоро, — капитан указал на дверь, открывшуюся саму по себе. — Очень скоро.

От всего услышанного у Хоукмуна гудело в голове. Пошатываясь, он вышел наружу, окруженный пеленой тумана.



Где-то вдалеке слышался шум прибоя, и он понял, что корабль приближается к земле. Он хотел было задержаться на Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница мостике, чтобы взглянуть на берег, но почему-то тут же передумал и двинулся в каюту, и лишь перед тем, как зайти внутрь, в последний раз обернулся и окинул взглядом загадочный силуэт Кормчего, неподвижно застывшего у штурвала.

Глава 3

ОСТРОВ ТЕНЕЙ

— Ну что, просветил ли вас наш Капитан, мессир Хоукмун? — поинтересовался Эмшон. Когда герцог входил в каюту, он как раз собирался ходить ферзем.

— Немного, но и темных пятен осталось немало. К примеру, как тут все устроено, на этом корабле? Почему нас по десять человек в каждой каюте?

— Может быть, все дело просто в том, что больше сюда не поместится? — предположил Тереод, который вроде Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница бы выигрывал партию.

— Но ведь наверняка достаточно места внизу, под палубой, так что ваше объяснение не выдерживает никакой критики.

— Кстати, а где места для отдыха, где наши койки? — полюбопытствовал Хоукмун. — Вы ведь здесь гораздо дольше, чем я. Где же вы спите?

— Мы не спим, — отозвался барон Готтерин, указывая на Рейнгира, который по-прежнему храпел в углу. — Кроме этого, поскольку он больше ни на что не способен. — Толстяк-солдат пригладил свою лоснящуюся бороду. — Думаете, человек в аду способен спать?

— Вы все твердите одно и то же, с того самого момента, как поднялись на борт, — воскликнул Джон ап-Райс. — Элементарная Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница вежливость требует, чтобы вы наконец замолчали или сменили тему.

Готтерин захихикал и отвернулся.

Уроженец Йеля вздохнул и вновь погрузился в раздумья, потягивая вино.

— Насколько я понял, скоро мы возьмем на борт последнего спутника, — промолвил Хоукмун, после чего обратился к Коруму — Это некий Элрик. Вам знакомо это имя?

— Разумеется. А вам?

— Мне тоже.

— Однажды Эрекозе, Элрик и я сражались бок о бок. Тогда в башне Войлодьона Гагнасдиака нас выручил из беды Рунный Посох.

— А что вы о нем знаете? Связан ли он каким-то образом с Космическим Равновесием? В последнее время я только о нем и слышу.

— Все может быть, — промолвил Корум Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница. — Но не пытайтесь добиться от меня ответов на ваши вопросы, друг Хоукмун, поскольку я во всем этом смыслю не больше вашего. И все же Посох, кажется, символизирует Равновесие.

— О да.

— Насколько я слышал, именно благодаря Равновесию боги сохраняют свою власть. Но почему мы тогда должны за него бороться?

Корум загадочно усмехнулся.

— А действительно ли мы помогаем богам?

— Мне казалось, что мы только этим и занимаемся.

— В обычное время, полагаю, что да, — бросил Корум.

— Ну вот, теперь вы говорите загадками не хуже Капитана, — и Хоукмун рассмеялся. — Что вы хотели этим сказать?

Корум тряхнул головой.

— Сам точно не знаю.

Неожиданно Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница Хоукмуна охватило состояние блаженства, какого он уже давно не испытывал, и он не преминул заявить об этом вслух.

— Это вино, которым напоил вас Капитан, — пояснил Корум. — Каждый из нас отведал его. Оно есть и здесь, в каюте. Прежде вы пили обычное вино, но теперь, если желаете…

— Нет, не сейчас. Но оно придает живость уму…

— О да, я чувствую это.

— Вы находите? — раздался голос Киита Приносящего Несчастье. — А на меня оно подействовало прямо противоположным образом. У меня в голове проясняется только, когда я дерусь с врагом.

— Насколько я понял, схватка не за горами, — объявил Хоукмун.

Все тут же принялись расспрашивать Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница его, и Хоукмун повторил то немногое, что поведал ему Капитан. Спутники начали строить предположения, и даже барон Готтерин немножко повеселел и перестал толковать исключительно о преисподней и возмездии за грехи.

Хоукмун вдруг поймал себя на мысли, что старается избегать Корума. Не то чтобы ему перестал нравиться этот человек. Напротив, он был ему симпатичнее всех остальных. Хоукмун представил, что ему приходится делить каюту с другим воплощением собственного Я, и мысль эта его немало смущала. Впрочем, Корум, похоже, испытывал подобные чувства. Так проходило время.

Но вот, наконец, однажды входная дверь раскрылась, пропустив двух человек высокого роста. У одного из Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница них, более массивного, темнокожего и широкоплечего, бросались в глаза многочисленные шрамы на лице, которые, однако, не портили его поразительную красоту. Судя по всему, ему было около сорока лет, поскольку в черной шевелюре уже поблескивали редкие нити серебряных волос. Пытливый взгляд умных глаз, утонувших под дугами бровей, излучал душевную боль. Одет он был в толстую кожу с нашитыми на плечах, локтях и запястьях стальными пластинами, носящими на себе следы многих ударов. Хоукмуну было знакомо это лицо.

С Корумом мужчина поздоровался как со старым приятелем, приветливо кивнув головой. Рубиновые глаза его спутника, который был посуше и телосложением скорее напоминал Корума и Капитана, казалось, пылали Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница сверхъестественным огнем на мертвенно-бледном, обескровленном лице, больше похожем на маску из слоновой кости. Длинные, доходящие до плеч волосы также были белого цвета. На нем был длинный кожаный плащ с отброшенным на спину капюшоном. Под плащом угадывались очертания огромного меча. При виде его Хоукмуна охватила волна безотчетного ужаса, причину которого он никак не мог понять. В конце концов герцог отвел глаза в сторону. Корум узнал альбиноса.

— Элрик Мелнибонэйский! Это подтверждает мою теорию! — воодушевившись, он обернулся к Хоукмуну, который в это время держался чуть в стороне, не уверенный, так ли приятно ему познакомиться с владельцем этого ужасного меча Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница. — Взгляните, Хоукмун, это о нем я вам рассказывал!

Альбинос взглянул на него, как громом пораженный.

— Вы знаете меня, мессир? Корум улыбнулся.

— Ну, Элрик, что же вы, вспомните, как вы можете не узнать меня? В башне Войлодьона Гагнасдиака… Вместе с Эрекозе… Хотя, конечно, это был несколько другой Эрекозе…

— Я никогда не слышал об этой башне, и имя это мне ничего не говорит. Что касается Эрекозе, то нас только что познакомили. Однако вы знаете меня, вам известно мое имя, тогда как я не знаю о вас ничего, и это тревожит меня, мессир.

В этот момент впервые заговорил последний из четверки, голос его был Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница глубоким и звучным, окрашенным меланхолией.

— Я тоже никогда не встречал принца Корума, прежде чем взошел на борт этого корабля. Тем не менее он уверяет меня, что прежде мы сражались бок о бок, и я склонен ему верить. Время в разных мирах течет по-разному и не всегда совпадает. Вполне возможно, что принц явился к нам из нашего далекого будущего.

Хоукмун не в силах был больше выслушивать это и уже сожалел, что покинул относительную простоту своего родного мира.

— А я-то надеялся отдохнуть от всех этих парадоксов, — он потер глаза, а затем лоб, на миг задержавшись пальцами Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница на шраме, оставленном Черным Камнем. — Но похоже, что избавиться от них невозможно. В данной ситуации, которая охватывает сейчас историю всех отражений, немыслимо найти место, где можно было бы обрести покой. Все течет, все изменяется, и даже наш внешний вид может измениться в любой момент.

Однако Корум по-прежнему не оставлял Элрика в покое:

— Нас было трое, разве вы не помните, Элрик, трое в одном. Судя по всему, альбинос понятия не имел, о чем тот ему толкует.

— Ну что ж, — принц, наконец, пожал плечами. — А теперь нас четверо. Капитан, кажется, говорил о каком-то острове, который мы должны будем захватить.

— О да.

Взгляд Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница вновь прибывшего задержался поочередно на каждом из них.

— Известно ли вам, что это могут быть за враги? Неожиданно Хоукмун почувствовал симпатию к этому человеку.

— Мы знаем не больше вашего, Элрик. Что же касается меня, я разыскиваю город, именуемый Танелорном, и своих детей. Возможно, еще Рунный Посох, но в этом я не уверен.

— Однажды мы уже отыскали его! — воскликнул Корум, пользуясь случаем еще раз освежить воспоминания Элрика. — Мы трое. В башне Войлодьона Гагнасдиака. Он очень нам помог тогда.

Хоукмун невольно задался вопросом, не повредился ли принц в рассудке.

— Я тоже многим обязан Рунному Посоху, — промолвил он. — Когда-то и я Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница служил ему. И дорого заплатил за это.

Его взгляд вновь вернулся к Элрику, алебастровое лицо которого с каждой минутой казалось ему все более знакомым. Герцог почувствовал, что страх его связан не с самим альбиносом, а с мечом, висящим у того на поясе.

— Я уже говорил вам, Элрик, что у нас много общего, — похоже, Эрекозе решил слегка разрядить обстановку. — Быть может, мы даже служили одним и тем же хозяевам.

— У меня нет иных хозяев, кроме себя самого, — надменно ответил Элрик, не принимая протянутую ему руку дружбы.

Услышав это, Хоукмун не удержался от улыбки. Заулыбались и двое других.

А Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница когда Эрекозе прошептал: «В подобных приключениях многое забывается, точно так же, как мы, проснувшись, забываем свои сны», Хоукмун ответил ему с огромным внутренним убеждением «Но ведь это тоже сон. В последнее время мне частенько снится нечто подобное».

Задумавшись, в свою очередь Корум заявил:

— Уж если на то пошло, то вообще все на свете можно считать сном, все наше существование.

Элрик от этого вопроса лишь отмахнулся, вызвав глухое раздражение Хоукмуна.

— Сон или явь, это не имеет никакого значения, не так ли? Эрекозе тепло улыбнулся.

— Совершенно верно.

— В моем мире, — сухо заявил Хоукмун, — мы проводим четкую грань между грезами и реальностью Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница. А эта неопределенность, в которой вы находите такое удовольствие, способна поразить разум смертельно опасной ментальной летаргией.

— Но как тут можно судить? — с горячностью вопросил Эре-козе. — Способны ли мы действительно проникнуть в суть вещей? Полагаете ли вы себя способным на это, мессир Хоукмун?

И герцог Кельнский осознал внезапно, каково было проклятие Эрекозе. Это проклятие поразило и его самого. Пристыженный, он погрузился в молчание.

— Я помню, — промолвил Эрекозе уже мягче. — Я был, есть или буду Дорианом Хоукмуном. Я помню.

— Ибо такова ваша судьба, ужасающая и причудливая, — проронил Корум. — Из всех нас, составляющих единую личность, вы единственный, кто постоянно хранит в Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница своем разуме память ее многочисленных воплощений.

— Я с радостью избавился бы от этой тяжкой ноши, — промолвил воин. — Я так долго искал Танелорн, искал мою Эрмижад, и вот теперь надвигается Совмещение миллиона плоскостей, когда перекраивается вся совокупность миров и открываются пути перехода из одного отражения в другое. Если бы я мог найти тот единственный мир, что мне нужен, я отыскал бы мою Эрмижад и вновь увидел бы тех, кто был так дорог мне. И Вечный Воитель обрел бы, наконец, покой.

— Да, настало мое время, точнее, оно вернулось, ведь это уже второе Совмещение на моей памяти. Первое вырвало меня из моего Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница мира и времени и повергло в нескончаемую череду конфликтов, и если я вновь не воспользуюсь случаем, то уже никогда не обрету покоя. Это мой последний шанс, и я от всей души надеюсь, что наш корабль направляется в Танелорн.

— Я присоединяюсь к вашим молитвам, — сказал Хоукмун.

— Еще бы, — отозвался Эрекозе. — Не сомневаюсь в этом, мессир.

Когда Элрик с Эрекозе вышли из каюты, Хоукмун принял приглашение Корума сыграть с ним в шахматы, несмотря на отвращение, которое он испытывал при мысли о том, чтобы столько времени проводить в обществе принца. Но партия стала развиваться самым неожиданным образом, каждый из игроков точно предугадывал Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница ход соперника, и Корум воспринял это с очевидным облегчением. Рассмеявшись, он откинулся на спинку кресла:

— Похоже, продолжать не имеет никакого смысла. Хоукмун согласился с облегченным вздохом. К его радости, в этот миг распахнулась входная дверь, и на пороге появился Брут Лашмарский с графином подогретого вина.

— Капитан просил вам передать свои наилучшие пожелания, — объявил он и поставил графин в специальную выемку посреди стола. — Вы хорошо выспались?

— Выспались? — удивился Хоукмун. — А сами-то вы отдыхали? И где именно?

Лоб Лашмарского рыцаря пересекла морщина.

— Неужто вам ничего не сказали о кушетках, что стоят в твиндеке? В межпалубном пространстве? Нет? Но как же вы можете Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница так долго обходиться без сна?

— Оставим это, — торопливо перебил его Корум.

— Тогда пейте, — радушно предложил Брут. — Это вино взбодрит вас.

— Взбодрит? — переспросил Хоукмун, чувствуя, как в нем закипает гнев. — Может быть, наоборот, оно служит для того, чтобы заставить нас разделить один и тот же сон?

Корум взял бокалы и протянул один из них Хоукмуну. Лицо его почему-то выражало тревогу. Он почти силой втолкнул бокал герцогу в руку. Хоукмун уже собирался выплеснуть вино, как вдруг Корум тронул его за плечо.

— Нет, Хоукмун, пейте. Даже если это вино помогает нам грезить всем вместе — это только к лучшему Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница.

Поколебавшись пару мгновений, Хоукмун осушил бокал. Вино пришлось ему по вкусу. Оно удивительно напоминало то, которым угощал его капитан. На душе стало легче.

— Вы были правы, — сказал он Коруму.

— Капитан хотел бы видеть всех четверых у себя в каюте, — коротко добавил Брут.

— Он хочет сказать нам что-то новое? — сказал герцог Кельнский, заметив, что все остальные прислушиваются к их разговору. Они подходили один за другим к столу, наливали себе из графина и выпивали, как и он, одним глотком содержимое своих бокалов.

Хоукмун и Корум, последовав за Брутом, покинули каюту. Погода ничуть не изменилась. Туман поглотил все вокруг, и Хоукмун напрасно Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница пытался разглядеть что-либо за бортом. Даже волн, и тех не было видно. Затем он заметил силуэт человека, стоявшего в задумчивости, облокотившись на поручень. Хоукмун узнал Элрика и приветливо крикнул ему:

— Капитан приглашает нас четверых к себе.

Эрекозе, который в этот момент как раз выходил из каюты, кивнул им и прошел вперед. Остальные последовали за ним до носовой части корабля, где остановились перед необычной дверью капитанской каюты.

Эрекозе постучал. Дверь распахнулась. И они вошли в это маленькое царство тепла и роскоши.

Капитан встретил их, повернул к ним слепое лицо и жестом указал на кувшин и кубки, что стояли на уже знакомом Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница Хоукмуну сундуке.

— Угощайтесь, друзья мои, прошу вас, — предложил он. Хоукмуну внезапно захотелось выпить еще вина, и, судя по выражениям лиц его спутников, такое желание посетило не его одного.

— Мы приближаемся к цели, — продолжил капитан. — Но сражение с этими двумя от этого не станет менее жестоким.

Во время предыдущего их разговора у Хоукмуна сложилось впечатление, будто их ожидает целая армия врагов.

— Двое? — изумился он. — Всего только двое?

— Да, только двое, — подтвердил Капитан.

Хоукмун посмотрел на своих товарищей, но не сумел ни с кем из них встретиться взглядом, поскольку они не сводили глаз со слепца, который продолжал:

— Это Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница брат и сестра, колдуны из иной вселенной. Под влиянием недавних потрясений в структуре наших миров, о чем вам кое-что известно, Хоукмун, как и вам, Корум, появились некие существа, которые без этого не могли бы проявить заключенные в них силы. Кем и когда — сейчас не столь важно. Итак, теперь, когда эти существа обрели возможность проявить себя, они полны неукротимой жажды утвердить и приумножить свое могущество, вобрать в себя всю мощь нашей Вселенной. Их безнравственность совсем иной природы, нежели у повелителей владык Порядка или Хаоса. Они не сражаются, подобно богам, за власть над Землей. Им нужно лишь заполучить и преобразовать для собственных нужд Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница основную энергию нашей Вселенной. Думаю, что там, у себя, они питали какие-то честолюбивые замыслы, но не имели возможности их осуществить. Такую возможность они нашли здесь. В настоящее время, несмотря на то, что условия исключительно благоприятные, они еще не достигли всей полноты своей мощи. Но момент этот настанет очень скоро. Агак и Гагак, таковы их имена, если их произносить на человеческом языке, они не подчиняются власти наших богов, и потому было решено направить туда более могучую команду — вас четверых.

Хоукмуна так и подмывало спросить: почему же они четверо оказались более могущественны, чем боги, но он сдержал Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница свое любопытство, весь обратившись в слух.

— Вечный Воитель в четырех своих инкарнациях (четыре — это максимальное число, которое мы можем собрать в одном месте и времени, не рискуя спровоцировать новые разрывы в ткани бытия). Эрекозе, Элрик, Корум и Хоукмун. Каждый волен выбрать себе четырех спутников, судьба которых будет полностью зависеть от вас. У нас на корабле все бывалые воины, хотя, конечно, никто из них не способен сравниться с вами. Вы сами выберете себе тех, с которыми хотели бы сражаться плечом к плечу. Думаю, вы справитесь с этим без труда, — Капитан помолчал, словно вновь прислушиваясь к чему-то, слышному ему одному. — Готовьтесь к Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница высадке. Мы уже недалеко от берега.

Почему-то от всех этих разговоров Хоукмун начал чувствовать к слепцу острую неприязнь, и теперь спросил его не без вызова.

— И вы сами поведете нас в бой?

Но Капитан ответил с искренним сожалением:

— Это невозможно. Я могу лишь доставить вас на остров и дождаться возвращения тех, кто уцелеет… Если вообще кто-то уцелеет.

Элрик нахмурился и произнес вслух те же слова, которые хотел произнести и сам Хоукмун.

— Это не моя битва.

Но ответ прозвучал твердо и решительно, тоном, не допускающим возражений.

— Ваша. И моя тоже. И если бы я мог, то Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница присоединился бы к вам.

— Но почему же вы не можете? — спросил его Корум.

— Когда-нибудь вы узнаете об этом, — лицо Капитана омрачилось. — Мне не хватает смелости сказать вам об этом. Но вас я хочу заверить в своем самом искреннем к вам расположении.

И вновь Хоукмун поймал себя на мысли о том, что подобные заверения мало чего стоят.

— Ну что ж, — заявил Эрекозе. — Поскольку сражаться моя судьба, и я, подобно Хоукмуну, по-прежнему ищу Танелорн и, судя по всему, появился какой-то шанс его достичь, если я исполню эту миссию, то я принимаю вызов, и готов сражаться с этими двумя существами Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница, Агаком и Гагаком.

Пожав плечами, Хоукмун кивнул:

— Я поддерживаю Эрекозе по той же причине. Корум вздохнул.

— Я тоже, — промолвил он.

Корум повернулся к троим Воителям.

— Не так давно я считал, что у меня нет и не может быть друзей, но теперь появились вы. Именно поэтому я пойду в бой рядом с вами.

— Мне кажется, это лучшая из причин, — одобрил Эрекозе. Глядя куда-то вдаль своими незрячими глазами, Капитан продолжил:

— Не ждите никакой награды за выполнение этой опасной задачи. Единственное, в чем я могу вас заверить — так это в том, что своим успехом вы избавите мир от множества несчастий. Что же Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница касается вас, Элрик, то вам еще меньше, чем кому бы то ни было, следует тешить себя иллюзиями.

Альбинос явно не был с этим согласен, однако лишь коротко промолвил с загадочным видом:

— Не известно.

— Ну, вам виднее, — Капитан заметно повеселел. — Еще вина, друзья мои?

Они осушили бокалы и немного погодя услышали далекий крик, поднявшийся к небу, куда устремлены были незрячие глаза Капитана.

— На этом острове находятся развалины, возможно остатки города, который некогда именовался Танелорном, а в центре возвышается единственное уцелевшее здание. Именно там скрываются Агак и Гагак. Вы должны атаковать это строение. Уверен, вы узнаете его без тени Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница сомнений.

— Мы должны уничтожить колдунов? — небрежно спросил Эрекозе, как будто речь шла о какой-то безделице.

— Если сумеете. У них есть слуги и помощники. Их вам тоже нужно будет убить, а само здание предать огню. Это очень важно, — Капитан помолчал. — Сжечь его, уничтожить огнем, другого способа не существует.

Хоукмун заметил усмешку на губах Элрика.

— Вы правы, лишь огонь может уничтожить здание, мессир Капитан.

— Не слишком уместное замечание, — подумал Хоукмун. Он вынужден был отдать должное исключительной вежливости Капитана, который слегка поклонился, прежде чем ответить как ни в чем не бывало.

— Вы правы, и все-таки лучше, если вы не забудете то Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница, что я вам сказал.

— А знаете ли вы, как они выглядят, эти Агак и Гагак?

— Нет, они могут походить на нас с вами, а могут выглядеть совсем иначе. Тех, кто видел их и остался в живых, очень мало. Судя по их рассказам, эти существа способны принять любое обличье.

— А известно ли вам, как лучше избавиться от них? — с насмешкой поинтересовался Хоукмун.

— С помощью отваги и смекалки, — просто ответил Капитан.

— Вы не слишком красноречивы, — так же насмешливо, как и Хоукмун, произнес Элрик.

— Я говорю ровно столько, сколько могу. А теперь, друзья мои, вам следует немного передохнуть и приготовить оружие.

Они Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница вышли в туман, который скользил длинными прядями, цепляясь за нос корабля, словно щупальца какой-то морской твари.

— Сколько бы мы ни убеждали себя в обратном, но выбора у нас нет, и нет никакой свободы воли, — заметил помрачневший Эрекозе. — Погибнем мы в этом приключении или уцелеем, по большому счету это ничего не изменит.

— Я вижу, вы настроены довольно мрачно, мой друг, — бросил ему Хоукмун с насмешкой. Он хотел добавить что-то еще, но Корум прервал его:

— Я реалист. Просто реалист.

Проводив Элрика и Эрекозе до их каюты, Хоукмун и Корум зашагали по палубе в собственное убежище, где каждый должен был выбрать четверых Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница воинов, готовых идти заними в огонь и в воду.

— Теперь мы Четверо-в-Одном, — заявил Корум. — И сила наша безгранична. Я в этом убежден.

Но Хоукмун уже устал от разговора, в которым было слишком много метафизики для его практического ума.

— Нет силы, более достойной доверия, чем та, которую я сейчас держу в руках. Сила хорошего клинка и заточенной стали.

Воины поддержали его одобрительным гулом.

— Посмотрим, — промолвил Корум.

Все время, пока Хоукмун точил и полировал клинок, он не переставал думать о другом мече, который был под плащом у Элрика. Он почувствовал, что сразу узнает его, как только увидит, но не Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница понимал, почему меч альбиноса внушает ему такой ужас. И этот пробел в знаниях беспокоил Хоукмуна. Он думал об Иссельде, вспоминал своих детей, Ярмилу и Манфреда, графа Брасса и других героев Камарга. В это приключение он ввязался в надежде вновь обрести всех своих старых друзей. А теперь дело оборачивалось так, что он мог потерять их навсегда. Он вряд ли согласился бы сражаться ради той цели, о которой ему поведал Капитан, если бы в конце пути его не ждал Танелорн, а значит, и дети. Но Иссельда? Где же она? Или ее он тоже найдет в Танелорне?

Вскоре все были готовы Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница. В отряд Хоукмуна вошли Джон ап-Райс, Эмшон д'Аризо, Киит Приносящий Несчастье и Никхе-Перебежчик, в то время как барон Готтерин, Тереод Пещерный, Чаз Элоколь и Рейнгир Скала, все еще не протрезвевший, попали в распоряжение Корума.

Все сгрудились у борта судна. С носа корабля в воду упал якорь, и заскрипелацепь. Сквозь завесу тумана виднелся дикий неприступный берег. Неужто в таком месте мог и впрямь находиться Танелорн, этот легендарный город?

Джон ап-Райс подозрительно принюхался, стряхнул с усов капли осевшего тумана, другой рукой погладил эфес меча.

— Никогда не видел более неприветливого места, чем это, — заявил он.

Из Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница своей каюты на палубу вышел Капитан. Рядом с ним шагал Кормчий. В руках оба они держали связки факелов.

Хоукмун испытал нечто вроде шока, увидев, наконец Кормчего вблизи. Они с капитаном были похожи как две капли воды, с той лишь разницей, что один был слеп, а глаза другого излучали глубину и скорбь познания. Хоукмун с трудом смог выдержать его взгляд, когда Кормчий протянул ему факел и помог закрепить его на поясе.

— Лишь огонь способен навсегда покончить с этим врагом, — Капитан вручил ему коробочку с сухим трутом, чтобы при необходимости зажечь факелы. — Я желаю вам удачи.

Теперь у каждого воина был факел и Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница трутница. Эрекозе первым принялся спускаться по длинной веревочной лестнице. На последней ступени он снял с пояса меч, поднял его над головой, чтобы не замочить, и прыгнул в белесую воду, которая доходила ему до пояса. Остальные последовали за ним, и пройдя немного, оказались на берегу. Они обернулись, чтобы взглянуть на корабль.

Хоукмун заметил, что туман доходил лишь до берега, и остров вблизи выглядел не столь унылым. Впрочем, в иные дни все равно здешние краски показались бы ему тусклыми и блеклыми, но по сравнению с Темным Кораблем, окруженным молочно-белым туманом, эти бурые скалы в гирляндах желтоватого лишайника казались почти сверкающими Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница, а над головой у него висело Солнце, огромный, неподвижный, кровавый диск, отбрасывавший на землю разнообразные тени.

Лишь чуть погодя он осознал, что теней этих слишком много и их явно отбрасывали не скалы, поскольку здесь были тени всех размеров и форм.

Такие тени могли отбрасывать только люди.

Глава 4

ЗАЧАРОВАННЫЙ ГОРОД

Небо было подобно гноящейся ране и переливалось множеством тошнотворных оттенков голубого, коричневого, грязно-красного и желтого. Там также плавали тени, но в отличие от наземных они все время перемещались.

— Я не так много где побывал, — заявил некто Хоум Укротитель Змей, воин, принадлежащий к отряду Элрика. На нем были сверкающие Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница доспехи цвета морской волны. — Однако мне никогда не доводилось видеть местности столь странной, как эта. Все эти отблески, отражения…

— О да, — согласился Хоукмун. Он тоже заметил, как странно поблескивает свет, словно солнечные лучи причудливым образом деформировали саму землю, попадая на нее.

Ашнар Рысь, воин-варвар с волосами, заплетенными в косу, и свирепым взором, явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Откуда же все эти тени? — проворчал он. — И почему не мы видим, кто отбрасывает их?

— Вполне возможно, что это тени предметов из других измерений, — предположил Принц-в-Алом-Плаще. — Если и впрямь здесь пересекаются все плоскости Земли, такое объяснение Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница вполне правдоподобно. Это еще не самое странное проявление Совмещения, которое я уже однажды наблюдал.

Негр, лицо которого было отмечено необычным шрамом в форме перевернутой буквы «V», отзывающийся на имя Отто Блендекер, теребил перевязь, опоясывающую его грудь. Озираясь вокруг, он недовольно проворчал:

— Правдоподобно? Если это считать правдоподобным, то скажите на милость, что же тогда, по-вашему неправдоподобно?

— Я был свидетелем подобных странностей, но, конечно, в гораздо меньшем масштабе, в самых глубоких пещерах моей страны, — заявил Тереод Пещерный. — Как мне объясняли, там тоже пересекаются измерения. Должно быть, Корум прав.

Он поправил за спиной свой невероятно длинный меч и о чем-то оживленно заговорил с Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница Эмшоном д'Аризо, который, как всегда, надсмехался над всем, что видел вокруг.

Хоукмун по-прежнему подозревал, что Капитан мог их обмануть, поскольку до сих пор, кроме пустых слов и заверений, они не видели со стороны слепца никаких доказательств того, что он и впрямь расположен к ним. Хоукмун подозревал, что этот человек действует в собственных интересах и использует окружающих как марионеток, но свои сомнения герцог оставил при себе, поскольку остальные, похоже, были настроены безоговорочно исполнять все приказы Капитана.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentajdmujx.html
documentajdnbuf.html
documentajdnjen.html
documentajdnqov.html
documentajdnxzd.html
Документ Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и судьбу своего мира. За всю историю Рунного Посоха таких клятв было немало, 53 страница