ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ

21 марта утром на внутреннем рейде порта Шаньтоу штаб командования неожиданно для себя обнаруживает группу военных китайских судов, состоящую из 3-х крейсеров и 6-ти мелких морских судов. Это была аньлюйская группа крейсеров, присланных на помошь Чэнь Цзюнмину в начале нашей операции из состава шанхайского флота. Появление этого флота и особенно прибытие с ним 6 судов, на которых могли оказаться войска для десантной операции в районе Шаньтоу, для обороны которого мы располагали лишь одной ротой бодигарда главного командования, значительно испортило настроение командования. А полное отсутствие от группы ЧКШ в то время каких бы то ни было сведений усиливало нервозность. В борьбе с этой группой судов ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ мы оказались буквально беспомощными, ибо кроме двух невооруженных лодок ничего не имели, форт же, защищавший вход в порт, был оставлен нам Чэнь Цзюнмином без орудий, которые он заблаговременно снял.

Попытки узнать о причинах появления флота путем высылки к нему моторных лодок с представителем штаба ни к чему не привели, так как их к судам не подпускали. Решаем выслать двух купцов, хорошо знавших адмирала, командовавшего этой эскадрой. Купцы, вернувшись, сообщили, что на борту одного из крейсеров находится сам Чэнь Цзюнмин, прибывший с отрядом в 600 чел[овек], для высадки в Шаньтоу, который он уже считал занятым войсками Хун ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ Шаолиня, и был крайне поражен тем, что в городе увидел гоминьдановские флаги, указывающие на наше в нем пребывание. Чэнь Цзюнмин, отправляя купцов обратно, заявлял им, что не позднее, как [через] два дня его войска под командованием Линь Ху и Хун Шаолиня подойдут к Шаньтоу. Но, простояв в ожидании победного подхода своих войск два дня, Чэнь Цзюнмин 23-го [марта] пересаживается на один из шести пароходов и уходит вместе с отрядом в Амой, оставив крейсера на рейде, по-видимому имея сведения о скором приходе в Шаньтоу нашего военного транспорта.

22 [марта] из Кантона выходит наш военный транспорт «Юнфун», имея на борту: школу комсоетава ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ Кантонской армии в 400 человек, «осадную группу» в числе около 200 чел[овек], и одного русского советника56.

Не успев предупредить об опасности и задержать транспорт в Кантоне, командование высылает один из пассажирских пароходов на-

Чан Кайши.


встречу транспорту с предупреждением об эскадре противника и приказанием вернуться в Кантон. Но 25-го утром транспорт, не встреченный пароходом, проходит через узкое горло пролива и неожиданно для себя натыкается на неприятельскую эскадру. Поворачивать назад было негде, да и бесполезно, ибо уйти на тихоходном судне от крейсеров (хоть и плохих, но крейсеров) было нельзя. Нужно было идти вперед.

Противник, будучи вероятно извещен о подходе транспорта, подпустив его на ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ дистанц[ию] 400-600 [метров] открыл с двух кораблей артиллерийский и ружейный огонь. Транспорт продолжал держать курс к берегу, желая прорваться, ибо до него оставалось две - две с половиной мили, стрелять же по берегу или обстреливать корабль в непосредственной близости к берегу противник не решился бы, так как побоялся бы принести ущерб иностранцам.



Но начальник военной школы, как старший на корабле, приказал капитану остановиться. Капитан долго не заставлял себя упрашивать и под давлением начальника и офицеров школы после 10 минутного хода под огнем бросил якорь.

Надо сказать, что на транспорте никаких мер охранения на случай тревоги принято не было, поэтому, когда случилась ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ тревога, все заметались и растерялись. Некоторые курсанты (как говорили потом) схватили винтовки, но пока выскакивали из трюма на палубу, уже был брошен якорь, и они были остановлены офицерами. Большинство же (по словам очевидцев) курсантов и офицеров забилось по углам, и никем не руководимые они ждали развязки.

Как только транспорт бросил якорь, обстрел прекратился. Огонь был недейственным, ибо из 700 человек, находившихся на транспорте, был только один легко ранен.

Через полчаса подошли катера и шлюпки с матросами и офицерами противника и начали забирать оружие. Всего было сдано около 600 штук винтовок, 3-4 пулемета, 2 горных орудия 75 мм и большое количество снаряжения ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ и патронов.

В эти полчаса, до подхода шлюпок, происходил бунт с разгромом кассы и «переобмундирование». Все офицеры и некоторые из курсантов сбрасывали военные костюмы и одевали штатское платье. Лица у офицеров и большинства студентов были улыбающиеся или равнодушные, как будто они ждали этого, как будто так и должно было быть, как будто ничего ужасного не произошло. Они не замечали своего позора. Особо держалась маленькая группа 7-10 человек студентов Вампу. Хмурые, «убийственные» взгляды посылали они окружающим. Они по-видимому презирали эту толпу. Сквозь их сжатые губы вырывались только проклятия.


Русский советник был разбужен орудийным залпом, но принял его вначале за салют, так как знал ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ, что утром транспорт должен был подходить к Шаньтоу. Однако поднявшаяся потом частая ружейная стрельба сказала об опасности. Пока он прибежал на мостик к капитану, было уже все кончено. Расспрашивать было не о чем, так как с правого борта в 200 метрах стояла неприятельская эскадра. На мостике столпились растерявшийся, испуганный, виноватый капитан и высшие офицеры школы с начальником во главе. На предложение русского советника поднять якорь и двигаться дальше, ибо огонь большого вреда не принесет, отвечали, улыбаясь: «неважно», «пустяки». Видя отчаливающие от крейсеров катера, советник спустился вниз, чтобы уничтожить служебные пакеты и другие бумаги, которые он вез. Наблюдая эту ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ сдачу с крыши штаба, главное командование бессильно было помешать этому позору. Эскадра, закончив обезоружение школы и отряда, отправила транспорт под конвоем двух крейсеров к острову Амой, где находилась другая часть эскадры и транспорт с войсками Чэнь Цзюнмина. После нескольких обысков и окончательного очищения транспорта от всего, что чем-либо напоминало снаряжение или вооружение (вплоть до термосов), опять под конвоем двух судов транспорт был отправлен сперва в маленький портовый городок Туншан, а затем в Амой. Через 10-12 дней противник высылает обезоруженных, раздетых солдат и офицеров частью в Кантон, частью в другие города. После нескольких дней голодовки и сидения под арестом ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ русского советника высьшают в Шанхай . Транспорт оставлен был противником себе, а через несколько дней продан купцам .

Предательское соглашение юньнаньцев с Линь X у . То беспокойство, которое проявлял главный советник и отчасти генерал Сюй почти до 23 марта, т.е. уже после занятия нами Синнина, объясняется отсутствием связи с группой Чан Кайши, первое донесение от которого было получено лишь 23 марта.

Вместе с донесением от Чан Кайши о занятии его войсками Синнина главное командование получает от него в числе документов, захваченных в штабе Линь Ху, и переписку генерала Линь Ху с Ян Симинем и Фань Шишэнем. Из этой переписки узнаем ошеломляющую новость, устанавливающую измену ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ юньнаньцев и [о] заключенном

* Так в документе. Здесь и далее в связи с этим эпизодом скорее речь идет о Шанхане.

" Впечатления русского советника [М.Я. Гмира] о времени, проведенном в плену, и подробностях сдачи транспорта прилагаются в конце очерка. Прим. автора. - Указанного приложения в документе не имеется.


ими соглашении с Линь Ху как против действующей кантонской группы войск, так и самого Кантонского революционного правительства и ЦИК Гоминьдана.

В первой половине февраля между Линь Ху и юньнаньцами устанавливается связь и первые попытки к соглашению. В конце февраля Линь Ху высылает уполномоченных лиц для ведения окончательных переговоров и заключения соглашения ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ. Представители обеих сторон устанавливают предварительную форму соглашения и отсылают их заинтересованным сторонам, на что вскоре Линь Ху сообщает о своем согласии, и его представители едут в Кантон, где на собрании в штабе Юньнаньской армии в присутствии всего высшего генералитета последний подписывает окончательное соглашение, основные пункты которого сводятся к следующему:

«1) Юньнаньцы, недовольные политикой правительства, не окажут его войскам никакой поддержки, а в случае их отхода, берут на себя обязательство их разоружить.

2) Линь Ху берет на себя ликвидацию действующей на востоке группы кантонцев.

3) По ликвидации действующей кантонской группы совместными усилиями обезоруживают остатки коммунистических войск Вампу, бронепоезд, авиацию и т.д., а так ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ же те кантонские войска, которые находятся в районе Кантона и к западу от него, зараженные «красной агитацией» (очевидно части 1-й кантонской дивизии).

4) Генерал Линь Ху становится главнокомандующим кантонскими войсками и получает в свое полное распоряжение всю территорию, лежащую на восток от р[еки] Дунцзян, включительно по последнюю. Юньнаньцы получают всю территорию Гуандуна на запад от р[еки] Дунцзян. Генерал Ян Симинь сохраняет за собой командование Юньнаньской армией и выбирается союзным главнокомандующим.

5) Обе стороны признают необходимость изменения существующей в Гуандуне левой политики, ее выравнивание и уничтожение красных организаций (подразумеваются рабочие организации и крестьянские союзы).

6) Принятие решительных мер против коммунистов и ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ их уничтожение.

7) Обе стороны считают себя старыми членами партии Гоминьдан, обязуются бороться за изгнание из партии коммунистов и [восстанавливают] прежнюю чистоту гоминьдановских принципов.

8) По изгнании коммунистов из партии Гоминьдан, последняя назначает гражданского губернатора провинции».

Как видите, соглашение это, заключенное 1-го марта, подробно предусматривает коренное изменение положения в партии Гоминьдан и


провинции Гуандун. В нем целиком отражается политика правого крыла Гоминьдана, а также чаяния «измученного» купечества и феодальнопомещичьей клики (участие этих сил сквозит через все соглашение). Надо думать, что оно заключено и не без участия правительства Гонконга, работавшего через сэра Роберта Хо Туна, Чэнь Ляньбо и др.

Только победа над Линь ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ Ху, ударившая по всем противникам неожиданным громом, спасла Гуандун от столь «серьезных» контрреволюционных реформ. В свете этих событий, теперь бои 13 марта приобретают особенно решающее значение и спасшая положение геройская доблесть первого полка Вампу.

Невольно хочется задать вопрос, почему же юньнаньцы, стремившиеся к свержению существующего порядка в Гуандуне, не сделали сами этого без помощи Линь Ху. Кроме причин политического порядка, неактивность юньнаньцев объясняется еще и тем, что вскоре же после подписания соглашения до крайности обострилась внутренняя борьба между Ян Симинем и Фань Шишэнем, так как последний, начав свое движение в Гуанси, стремился увести с собой также части 1-го корпуса. Ян Симинь, в ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ свою очередь, вел борьбу с Фань Шишэнем не только за части, входившие в его номинальное подчинение, но перебросил эту борьбу и в корпус Фань Шишэня, которая привела к тому, что одна из бригад Фаня вышла с ним из этой внутренней борьбы почти разложенной.

Это соглашение, вскрывшее политическую физиономию сильнейшей в Гуандуне Юньнаньской армии и подозрительно неопределенную позицию Лю Чжэньхуаня и всей Гуансийской армии, предрешало неизбежность в будущем новых осложнений в Кантоне и обязывало готовиться к ним. С другой стороны, было ясно, что при первой же благоприятной обстановке следует с юньнаньцами и гуансийцами покончить.


documentajdzpft.html
documentajdzwqb.html
documentajeaeaj.html
documentajealkr.html
documentajeasuz.html
Документ ПОЯВЛЕНИЕ ЧЭНЬ ЦЗЮНМИНА С ФЛОТОМ ПОД ШАНЬТОУ