Семеро спали и видели сны. 2 страница

Семеро спали и видели сны. 2 страница

— Так вот, они возникли.

— Это должно быть действительно что-то серьезное, — сказала Ламберт, наблюдая за котом, который играл с бликами на сигнальном устройстве. — Вывести весь экипаж из гиперсна не такое уж простое дело. Здесь всегда есть элемент риска.

— Расскажи-ка об этом, — пробормотал Паркер так тихо, что его услышал только Бретт.

— Могу вас обрадовать, — продолжал Даллас. — Причина заключается не в том, что обнаружены какие-то неполадки. Мать говорит, что у нас все в порядке с техникой.

Вздох облегчения пронесся по кают-компании.

— Чрезвычайные обстоятельства связаны с чем-то, что находится вне корабля, в частности, в той неизученной системе, к которой мы Семеро спали и видели сны. 2 страница приближаемся, на одной из ее планет.

Даллас посмотрел на Эша, который понимающе кивнул.

— Мы уловили передачу, источник которой неизвестен. Это искаженный сигнал, и Матери пришлось над ним потрудиться, однако это, без сомнения, сигнал тревоги.

— Это очень странно, — Ламберт была озадачена. — Из всех возможных передач сигнал тревоги наиболее простой и понятный. Почему же у Матери возникли сложности с его расшифровкой?

— Мать считает, что это не обычный передатчик. Это акустический бакен, который посылает сигналы с интервалами в двенадцать секунд. Но не это самое удивительное. Мать полагает, что этот сигнал внеземного происхождения.

Эти слова вызвали ропот удивления. Когда волнение немного Семеро спали и видели сны. 2 страница улеглось, Даллас пояснил:

— Мать не совсем в этом уверена. Этого уже я не понимаю. Я никогда прежде не видел, чтобы компьютер сомневался. Неведение — может быть. Но не сомнение. Я впервые сталкиваюсь с этим.

— Тем не менее, она достаточно уверена в том, что это сигнал тревоги, чтобы разбудить нас.

— Ну и что? — спросил Бретт с видом крайнего безразличия.

Кейн ответил с ноткой раздражения в голосе:

— Послушайте, ребята. Вы же знаете наши инструкции. Пункт В-2 «Директив Компании межпланетных перевозок» обязывает нас в таких случаях оказывать любую посильную помощь и содействие. Независимо от того, сделан ли вызов людьми или кем-нибудь еще.

Паркер в сердцах Семеро спали и видели сны. 2 страница пнул ногой какой-то ящик:

— Черт возьми, ненавижу говорить об этом, но мы — коммерческий буксир с огромным, неповоротливым грузом. Не какой-нибудь спасательный звездолет. Такие ситуации не предусмотрены нашим контрактом. Хотя, — его лицо несколько прояснилось, — если за это полагается дополнительное вознаграждение…



— Ты лучше перечитай свой контракт, — прервал его Эш и с четкостью, которой он очень гордился, процитировал: «Любой систематический сигнал, предположительно разумного происхождения, должен быть исследован. В случае неисполнения может быть наложен штраф в размере полной оплаты за полет и всех премий». Как видишь, ни единого слова о дополнительном вознаграждении за помощь в экстремальных ситуациях.

Паркер, ничего не Семеро спали и видели сны. 2 страница ответив, еще пнул ящик. Ни он, ни Бретт не считали себя героями. Те силы, что заставили их корабль оказаться в неведомом мире, могли столь же неуважительно обойтись и с ними самими. У него не было фактов, но он трезво смотрел на вещи и был склонен к пессимизму.

Бретт же рассматривал происходящее с точки зрения задержки выплаты вознаграждения.

— Мы отправляемся туда. Ничего другого нам не остается, — произнес Даллас, поочередно вглядываясь в глаза им обоим. Он был уже сыт по горло этими двоими. Он и сам горел нетерпением оказаться дома и разгрузить корабль, но в жизни бывают моменты, когда Семеро спали и видели сны. 2 страница следует сразу же проявить твердость, чтобы «выпускание пара» подчиненными не переросло в открытое неповиновение.

— Ладно, — сказал Бретт злобно.

— Ладно, что? — переспросил Даллас.

Техник был не дурак. Тон Далласа и выражение его лица ясно давали понять, что тот не потерпит возражений.

— Ладно… Мы отправляемся туда, — и, поскольку Даллас не сводил с него взгляд, Бретт добавил с усмешкой, — сэр.

Даллас вопросительно посмотрел на Паркера, но тот уже покорился неизбежности.

— Мы сможем приземлиться на этой планете? — спросил капитан у Эша.

— Кто-то же смог…

— Я имею ввиду следующее, — сказал Даллас многозначительно. — Приземлиться — мирное слово. Это означает выполнить ряд операций, чтобы спокойно и безопасно Семеро спали и видели сны. 2 страница посадить корабль на твердую поверхность. Мы же летим на сигнал тревоги. Это подразумевает события, которые могут оказаться вовсе не мирными. Мы должны выяснить, что там произошло. А для этого нужно подкрасться незаметно, можно сказать, на цыпочках.

В командном отсеке находился освещенный картографический стол. Даллас, Кейн, Рипли и Эш окружили его, а Ламберт осталась на своем посту.

— Вот это где, — Даллас указал на светящуюся точку на столе — Я хотел бы, чтобы вы все это послушали.

Они вернулись на свои места, и Даллас кивнул Ламберт. Она нажала клавишу, и отсек наполнился свистящим шумом, создававшим постоянный фон. Внезапно раздался звук, от которого Семеро спали и видели сны. 2 страница у присутствующих мороз пробежал по коже. Он продолжался двенадцать секунд и снова сменился фоновым шумом.

— О, господи! — произнес потрясенный Кейн.

Ламберт выключила динамик и в отсеке воцарилась тишина.

— Что же это такое, черт побери? — Рипли передернуло, словно она увидела дохлятину в своей тарелке во время обеда. — Никогда не слышала такого сигнала тревоги.

— Мать назвала эти сигналы «чужими». Что-то в них ускользает от ее понимания.

— А вдруг это голос? — высказала предположение Ламберт и тут же пожалела о сказанном, увидев, какое впечатление ее слова произвели на окружающих.

— Скоро узнаем. Ты установила точное местонахождение бакена?

— Я обнаружила планету, откуда поступают эти Семеро спали и видели сны. 2 страница звуки.

Ламберт повернулась к терминалу, предпочитая впредь иметь дело с техникой, чем высказывать обескураживающие мысли.

— Мы достаточно близко.

— Иначе Мать не разбудила бы нас, — пробормотала Рипли.

— Сообщаю координаты: прямое восхождение — шесть минут двадцать секунд; склонение — минус тридцать девять градусов две секунды.

— Покажи мне ее на экране.

Навигатор нажала несколько кнопок, и один из обзорных экранов ожил, дав изображение яркой светящейся точки.

— Высокое альбедо.

[3]

Нельзя ли приблизить изображение?

— Постараюсь.

Внезапно изображение увеличилось, и глазам присутствующих предстала невыразительная, слегка сплющенная у полюсов планетка, парящая в пустоте.

— Черт ее побери, — сказал Даллас беззлобно. — Ты уверена, что это она? Там их довольно Семеро спали и видели сны. 2 страница много.

— Все верно, это она. Небольшой планетоид. Не больше тысячи двухсот километров в диаметре.

— Период вращения?

— По предварительным данным, около двух часов. Через десять минут скажу точнее.

— Для начала неплохо. Какова сила тяжести?

Ламберт сделала выборку информации.

— Восемьдесят шесть сотых. Должно быть, довольно плотное небесное тело.

— Только не говори об этом Паркеру и Бретту, — сказала Рипли. — Они решат, что планетка состоит из тяжелых металлов и вместо поисков источника сигналов займутся старательским делом.

Реакция Эша была более прозаической:

— Мы сможем по ней нормально передвигаться.

Экипаж занялся подготовкой к выходу на орбиту неизвестной планеты. «Ностромо» приближался к ней, буксируя за собой огромную платформу Семеро спали и видели сны. 2 страница с резервуарами и перегонной установкой.

— Приближаемся к апогею расчетной орбиты. Начинаю отсчет. Двадцать секунд, девятнадцать, восемнадцать…

Ламберт продолжала обратный отсчет, а вокруг работали остальные.

— Поворот корабля направо по рысканью на девяносто два градуса, — деловито произнес Кейн.

Буксир с грузом начал разворот, проделывая в космическом пространстве немыслимый пируэт. Были включены вспомогательные двигатели.

— Есть выход на экваториальную орбиту! — доложил Эш.

— Сообщи давление в камере сгорания.

Эш проверил показания и, не поворачиваясь к Далласу, сказал:

— Три целых, сорок пять сотых ньютона на квадратный метр, сэр!

— Доложи, если оно изменится.

Эш был на редкость компетентным специалистом. Ничто не могло сбить его Семеро спали и видели сны. 2 страница с толку. Поддержка Эша при выработке решений обычно придавала уверенности Далласу.

— Приготовиться к отделению от платформы. Инженерный отсек, приготовиться к отделению!

— Тангаж — в норме, — доложил Паркер без тени обычного сарказма.

— Рыскание — в норме, — добавил Бретт.

— Пересекаем терминатор, — объявила Ламберт. — Выходим на ночную сторону планеты.

Внизу, под кораблем, плотный облачный покров планеты был как бы рассечен надвое: одна часть освещалась чужим солнцем; другая была темна, как могила.

— Приготовиться, приготовиться… — Ламберт по очереди включала тумблеры. — Пятнадцать секунд… десять… пять… четыре. Три. Две. Одна. Замок!

— Есть отделение, — коротко сказал Даллас.

Между кораблем и буксируемой платформой появился промежуток, который увеличивался с каждой минутой. Две конструкции — одна Семеро спали и видели сны. 2 страница маленькая и обитаемая, другая громадная и безлюдная — медленно отплывали друг от друга. Даллас наблюдал за отделением на экране номер два.

— Стыковочный узел свободен, — объявила Рипли после короткой паузы.

— Прецессия скорректирована, — Кейн откинулся в кресле, позволяя себе расслабиться на несколько секунд. — Все проделано четко. Расстыковка прошла успешно. Полный порядок.

Даллас посмотрел на навигатора:

— Ты уверена, что платформа действительно осталась на устойчивой орбите? Мне бы не хотелось, чтобы два миллиарда тонн нефти рухнули вниз и загорелись, когда мы будем на поверхности заниматься поисками. Атмосфера недостаточно плотная, чтобы защитить нас в этом случае.

Ламберт проверила расчеты.

— Она спокойно пробудет на этой Семеро спали и видели сны. 2 страница орбите по крайней мере год, сэр.

— Отлично. Можно быть спокойным и за деньги, и за наши головы. Приготовиться к атмосферному полету.

Пятеро астронавтов занялись подготовительными операциями. Кот Джонс уселся рядом с левым иллюминатором, с интересом наблюдая за приближающимися облаками.

— Снижаемся, — Ламберт полностью сосредоточила внимание на одном из датчиков. — Пятьдесят тысяч метров. Сорок пять тысяч. Входим в атмосферу.

Даллас внимательно наблюдал за своими приборами, запоминая и сопоставляя десятки постоянно меняющихся показаний. Пилотированием корабля в открытом космосе обычно занимались компьютеры. Совсем иное дело — полеты в атмосфере. Здесь все зависело от мастерства пилота.

«Ностромо» коснулся брюхом серо-коричневых облаков.

— Внизу должно Семеро спали и видели сны. 2 страница быть довольно противно.

Рипли подумалось: «Как это похоже на Далласа!». Они опускались на совершенно незнакомую планету, откуда другой космический корабль посылает в пространство нечеловеческие сигналы тревоги; впереди их ждет полная неизвестность, а для Далласа это всего лишь «противно». Она часто задумывалась, почему такой квалифицированный специалист, как их капитан, пилотирует буксиры, подобные «Ностромо». Если бы Рипли могла читать мысли Далласа, ответ ее очень бы удивил. Ему просто нравилось это занятие.

— Расчеты вертикального спуска завершены. Начинаем спускаться. Небольшая корректировка курса, — доложила Ламберт.

— Какую поправку надо сделать на метеоусловия?

— Пока все нормально, сэр. О метеоусловиях можно будет судить, когда спустимся ниже облачного покрова.

«Ностромо Семеро спали и видели сны. 2 страница» зашел в толщу облаков, и обзорные экраны заволокло мутью. Однако приборы по-прежнему действовали исправно. Корабль несколько раз тряхнуло, но в целом вход в плотные слои атмосферы прошел благополучно, благодаря точности курса, проложенного Ламберт, и мастерству Далласа как пилота. Атмосферные вихри продолжали толкать корабль.

— Турбулентность, — проговорила Рипли, пытаясь справиться с управлением.

— Включи навигационные и посадочные огни, — Даллас пытался разглядеть что-либо на обзорных экранах. — Может быть, удастся что-нибудь увидеть.

— Вы не сможете тягаться с приборами, — сказал Эш. — Особенно в таких условиях.

— Конечно, я не смету их заменить. Но тем не менее, мне хотелось бы видеть Семеро спали и видели сны. 2 страница все своими глазами.

Мощные лучи прожекторов «Ностромо» не в силах были пронзить облака, однако они осветили экраны, а от них, в свою очередь, стало светлее в командном отсеке. Ламберт казалось, что корабль плывет сквозь чернила.

Паркер и Бретт не могли видеть облачного покрова снаружи, но они ощутили его на себе. Инженерный отсек внезапно накренился.

Паркер выругался про себя.

— Что это такое? Ты слышишь?

— Да, — Бретт, нервничая, всматривался в показания приборов. — Падает давление в воздухозаборном устройстве номер три. Должно быть, мы потеряли предохранительный кожух. Да, третий воздухозабор вышел из строя. Через него идет пыль.

— Отключи его немедленно!

— А что я, по-твоему Семеро спали и видели сны. 2 страница, делаю?

— Превосходно, ничего не скажешь! Теперь все забито пылью.

— Ничего страшного…, я надеюсь, — сказал Бретт. — Можно пустить воздух в обход, и выдуть всю пыль обратно.

— Боюсь, не так все просто, — Паркеру не хотелось думать о том, что эта абразивная пыль могла сделать с изоляцией воздухозабора. — Сквозь что же, черт побери, летим? Что это, облака или скалы? Если мы не разобьемся, то уж, во всяком случае, можем схлопотать короткое замыкание в какой-нибудь важной цепи.

Не подозревая о том, что происходит у инженеров, пятеро астронавтов в командном отсеке напряженно работали, чтобы посадить буксир целым и невредимым как можно ближе к Семеро спали и видели сны. 2 страница бакену.

— Приближаемся к источнику сигнала, — Ламберт напряженно наблюдала за датчиками. — Осталось двадцать пять километров, двадцать. Десять, пять…

— Замедляем ход и разворачиваемся, — Даллас склонился над рычагами ручного управления…

— Корректировка курса на три градуса, четыре минуты вправо. Пять километров до центра поисковой окружности.

Даллас снова взялся за рычаги.

— Три километра, два…, — голос Ламберт звучал взволнованно то ли от близости источника сигнала, то ли от сознания связанной с ним опасности. — Мы практически кружим прямо над бакеном.

— Отличная работа, Ламберт. Рипли, на что похожа местность? Выбери место посадки.

— Уже занимаюсь этим, сэр.

По мере того, как Рипли всматривалась в дисплей, недовольство ее росло Семеро спали и видели сны. 2 страница. Даллас следил за тем, чтобы корабль не удалялся от цели, в то время как Рипли пыталась составить представление о невидимом ландшафте. Судя по показаниям приборов, это была практически ровная пустыня.

— Радар уловил помехи, — доложила Рипли. Сонар тоже фиксирует помехи. То же и в инфракрасном диапазоне. Сейчас посмотрю в ультрафиолетовом.

— Есть место для посадки?

— Насколько я могу судить, — сказала Рипли, полностью расслабившись, — внизу абсолютно ровная поверхность. Садиться можно где угодно.

Даллас мысленно представил себе потоки лавы, слегка покрытые сверху застывшей коркой.

— Да, но что это за поверхность? Вода, песок или что еще? Кейн, это необходимо уточнить. Поскольку внизу ровно, я могу Семеро спали и видели сны. 2 страница опустить корабль без опаски так низко, насколько потребуется.

Кейн щелкнул тумблерами.

— Пока трудно сказать определенно…

Даллас еще немного снизился. Ламберт следила за датчиками. Ниже опускаться было уже опасно. При той скорости, с которой они летели, малейшая неожиданность могла привести к критической потере контроля.

Кейн всматривался в контурные линии, которые вычерчивал корабельный сканер.

— Так, теперь ясно. Это остывшая планета. В основном базальт, местами риолит, кое-где застывшая лава. Никаких следов тектонической деятельности.

— Ты абсолютно в этом уверен? — спросил Даллас.

— Планетка слишком стара, чтобы это было иначе, — в голосе старшего помощника прозвучало легкое раздражение. — Можете не сомневаться. Думаете Семеро спали и видели сны. 2 страница, мне хочется, чтобы мы приземлились в жерле вулкана?

— Хорошо, хорошо. Извини меня. Просто я хотел убедиться. Со времени учебы мне не приходилось совершать посадку без карт и бакенов. Я немного нервничаю.

— Как и все мы, — немедленно откликнулась Ламберт.

— Тогда будем садиться.

Никто не возражал.

— Я буду снижаться по спирали и, насколько позволит ветер, постараюсь сесть поближе к цели. Следи за бакеном, Ламберт. Мне бы не хотелось сесть прямо на крышу попавшего в беду корабля. Предупреди меня, если мы приблизимся на опасное расстояние.

Были сделаны необходимые уточнения, и «Ностромо» начал снижаться, борясь с беснующимся ветром.

— Высота пятнадцать километров, — вела отсчет Рипли, — двенадцать, десять Семеро спали и видели сны. 2 страница, восемь…

Скорость полета снижалась.

— Пять… три… два. Один километр. Уменьшить скорость. Включить двигатели мягкой посадки.

— Есть включение! — Кейн напряженно работал за своим терминалом. — Теперь посадку обеспечивает компьютер.

Специальный сигнал оповестил экипаж, что с этой минуты Мать взяла на себя функции пилота, управляя посадкой с точностью, не доступной обычному человеку.

— Заглушить двигатели!

Даллас, проверив еще раз показания приборов, выключил несколько тумблеров.

— Двигатели отключены.

Астронавты не сводили глаз с экранов.

— Осталось девятьсот метров, восемьсот, семьсот, шестьсот…

Рипли продолжала отсчет метров в сотнях, затем перешла на десятки. В пяти метрах над поверхностью корабль замер, словно колеблясь.

— Выпустить посадочные опоры!

Кейн моментально Семеро спали и видели сны. 2 страница отреагировал на команду. Несколько толстых металлических ног выдвинулись из брюха корабля, сделав его похожим на гигантского жука.

— Четыре метра… Уфф!

Рипли остановилась. «Ностромо» остановился тоже, едва его опоры коснулись бесплодной каменистой поверхности планеты. Мощные амортизаторы смягчили посадку.

— Мы сели…

Внезапно раздался щелчок. Вероятно, где-то произошло короткое замыкание. Корабль содрогнулся. Его металлический корпус завибрировал, издавая звук, похожий на стон. Свет в командном отсеке погас. Датчики предупреждали об опасности, масштабы аварии росли, как снежный ком.

Когда удар сотряс инженерный отсек, Паркер и Бретт готовились открыть по очередной банке пива. Сквозь стеклянные стены своей кабины они увидели, как в машинном отделении Семеро спали и видели сны. 2 страница взорвались трубы, проложенные под потолком. У них в кабине загорелись и взорвались три панели. Свет погас. Паркер пытался нащупать включатель запасного генератора.

В командном отсеке царило смятение. Когда возгласы и вопросы немного поутихли, Ламберт высказала здравую мысль:

— Запасной генератор, наверное, поврежден.

Она сделала шаг и больно ударилась коленом о консоль. Кейн придвинулся к стене и ощупью добрался до приборной доски. Его пальцы в темноте нащупывали знакомые кнопки. Наконец он нашел выключатель индивидуального аварийного освещения и нажал его. При тусклом свете маленькой лампочки Даллас и Ламберт смогли сделать то же самое. При таком освещении уже можно было работать.

— Что Семеро спали и видели сны. 2 страница случилось? Почему не работает запасной генератор? В чем причина аварии?

Рипли вызвала по селектору инженерный отсек.

— Паркер, что случилось? Каково состояние механизмов?

— Гнусное, — в голосе Паркера слышалась тревога. — Проклятая пыль набилась в двигатели. Мы не смогли вовремя от нее избавиться. Произошло возгорание.

— И значительное, — добавил Бретт.

Возникла пауза, во время которой было слышно лишь шипение огнетушителей в инженерном отсеке.

— Воздухозаборники засорены, — наконец раздался голос Бретта. — У нас невыносимо жарко. Боюсь, сгорел целый отсек.

Даллас посмотрел на Рипли.

— Эти двое слишком заняты. Постарайтесь сами что-нибудь выяснить. Я надеюсь, черт побери, что пострадало только машинное отделение, но все может быть Семеро спали и видели сны. 2 страница гораздо хуже. Цела ли обшивка? А если нет, то насколько серьезны повреждения?

Рипли проверила показания аварийных индикаторов герметичности, после чего ответила уверенно:

— Повреждений корпуса нет. Давление постоянно во всех отсеках.

Эш работал за собственным терминалом, который, как и все остальные, был снабжен автономным источником питания на случай аварии в энергосети.

— Я тоже считаю, что герметичность не нарушена. Никаких признаков загрязнения нашего воздуха наружной атмосферой.

— Это лучшие новости за последнюю минуту. Кейн, попробуй включить экраны наружного обзора.

Кейн поспешил выполнить распоряжение капитана. Экраны на мгновение замерцали, затем вновь погасли.

— Ничего. Снаружи мы так же слепы, как и внутри. Не Семеро спали и видели сны. 2 страница запустив генератор, мы ничего не сможем увидеть. Батарей для этого недостаточно.

Акустическим сенсорам требовалось меньше энергии. Они смогли донести до людей голос дикой планеты. В отсеке хорошо было слышно, как снаружи завывал ветер.

— Лучше бы мы приземлились днем, — поежилась Ламберт. — Тогда мы бы смогли все увидеть своими глазами.

— В чем дело, Ламберт? — поддразнил ее Кейн. — Боишься темноты?

Она не отреагировала на шутку.

— Знакомой темноты я не боюсь. Меня пугает темнота, которая мне не знакома. Особенно, если из этой темноты доносится сигнал тревоги.

Нельзя сказать, чтобы ее слова придали бодрости экипажу. В каюте повисло молчание.

Все невольно вздохнули с облегчением, когда Семеро спали и видели сны. 2 страница Рипли произнесла:

— На связи — инженерный отсек. Это ты, Паркер?

— Да, это я.

Чувствовалось, что инженер слишком устал, чтобы отвечать в своей обычной язвительной манере.

— Как у вас дела? Пожар потушили?

— Да, наконец справились, — он вздохнул, что прозвучало в динамике завыванием ветра. — Огонь перекинулся на стены коридора «С», они все были перепачканы машинным маслом. Я думал наши легкие спекутся от такой жары. К счастью, огонь удалось потушить прежде, чем он сожрал весь наш запас кислорода. Кажется, воздухоочистители довольно успешно выводят отсюда угле кислоту.

— Что же у вас все-таки повреждено? — Даллас облизнул пересохшие губы. — О наружных повреждениях не думай, меня интересует энергетическая Семеро спали и видели сны. 2 страница установка.

— Дайте-ка посмотреть… Значит так, четвертая панель полностью вышла из строя…

Даллас представил, что инженер при этом загибает пальцы.

— Повреждена запасная силовая установка и, по крайней мере три ячейки в двенадцатом модуле. Мелкие повреждения тоже перечислить? Дайте мне час, и я представлю вам полный перечень — Пока не стоит. Подожди секунду, — Даллас повернулся к Рипли. — Включи еще раз экраны.

Рипли предприняла новую попытку, но вновь безуспешно. Они оставались пустыми, как мозг бухгалтера Компании. Она наклонилась к селектору:

— Ты уверен, Паркер, что это все?

Девушка почувствовала, что впервые испытывает симпатии к Паркеру и Бретту с тех пор, как они стали Семеро спали и видели сны. 2 страница членами экипажа. Точнее, с тех пор, как она стала членом экипажа, — так как у Паркера стаж работы на «Ностромо» был больше.

Паркер откашлялся:

— Пока, да. Мы пытаемся восстановить энергоснабжение корабля. Если удастся что-нибудь сделать, я сообщу.

— Как насчет ремонта? Вы справитесь? — Даллас перебирал в уме неполадки, которые перечислил Паркер. Инженерам следовало уметь производить срочный ремонт оборудования, но двенадцатый модуль представлял собой серьезную проблему. Об этом Даллас старался не думать.

— Мы не сможем сразу устранить все неисправности.

— Я об этом даже и не думал. Что вам реально по силам?

— Нам нужно развернуть пару трубопроводов и сменить прокладки поврежденных воздухозаборов Семеро спали и видели сны. 2 страница. Это в первую очередь. Но мы не сможем как следует зафиксировать трубопроводы, пока не поставим корабль на стационарный ремонт. Это будет временное приспособление.

— Понимаю. Что еще?

— Я уже говорил. Двенадцатый модуль. Там серьезное повреждение.

— Как это случилось? Пыль?

— Не совсем… — Паркер сделал паузу, обсудил что-то с Бреттом, затем вернулся к селектору. — Частицы пыли слиплись внутри воздухозабора, спеклись и вызвали перегрев, ставший причиной пожара.

— С этим можно что-нибудь сделать? — спросил Даллас. Так или иначе, систему надо было ремонтировать. Заменить ее было нечем?

— Думаю, да. Бретт тоже так считает. Мы можем все прочистить, снова откачать воздух и проверить Семеро спали и видели сны. 2 страница, будет ли держаться вакуум. Если герметичность сохранится, все будет в порядке. Если нет — мы сможем наложить заплату. Если же там окажется трещина во всю длину трубопровода, то…

— Давайте, не будем гадать, — предложил Даллас. — Начинайте ремонт, а там увидим. Может быть, все не так плохо.

— Ну что же, мы согласны. Приступаем. Держите кофе для нас горячим.

Рипли выключила селектор и вопросительно посмотрела на Далласа. Он сидел молча, задумавшись.

— Сколько времени потребуется, чтобы системы корабля возобновили нормальную работу, Рипли? Если повреждения действительно таковы, как сказал Паркер, и они с Брег-том все же сумеют отремонтировать самое необходимое?

Рипли призадумалась.

— Мне Семеро спали и видели сны. 2 страница кажется, часов пятнадцать-двадцать.

— Не так уж плохо. По моим подсчетам — восемнадцать, — он приободрился. — Надо всем быть готовыми к тому моменту, когда возобновится подача энергии.

Десять минут спустя засигналил селектор на рабочем столе Кейна. Он нажал клавишу.

— Командный отсек. Кейн слушает.

Уставшим голосом, в котором звучало удовлетворение, Паркер произнес:

— Не знаю, надолго ли хватит того, что мы сделали. Сварочный шов кое-где получился слабоват. В случае чего, мы переделаем более тщательно. А сейчас, приготовьтесь. Возобновляю подачу энергии.

В отсеке вспыхнул свет, и все сразу оживились.

— Все в порядке, — сказал Кейн. — Вы хорошо поработали.

— Мы всегда хорошо работаем, — ответил Паркер.

— Верно Семеро спали и видели сны. 2 страница, — подтвердил Бретт, который, по-видимому, стоял рядом с Паркером.

— Не слишком радуйтесь, — добавил Паркер. — Новые прокладки должны держать, но я ничего не гарантирую. А что нового у вас?

Кейн покачал головой, забыв о том, что Паркер не может видеть его жеста.

— Абсолютно ничего.

Он посмотрел в ближайший иллюминатор. Снаружи царил мрак. Корабельные огни слабо освещали пустынную каменистую почву. Ветер бесновался. Изредка он забрасывал в попе зрения большой камень или поднимал тучи пыли. И это было все, что удавалось разглядеть.

— Вокруг нас голые скалы. Мы видим только то, что находится вблизи корабля. Может быть, мы всего в пяти метрах от местного Семеро спали и видели сны. 2 страница оазиса.

— Продолжай мечтать.

Паркер что-то крикнул Бретту, потом закончил: — Будьте наготове, если у нас возникнут проблемы. Сообщите, если узнаете что-нибудь новое.

— Пошлю вам открытку, — сказал Кейн перед тем, как выключить селектор.

III

В некоторых случаях бывает полезно, чтобы чрезвычайная ситуация сохранялась подольше. Теперь, когда снова горел свет и работали все приборы, экипажу не оставалось ничего другого, как сидеть на своих местах и тупо смотреть друг на друга. Здесь не было места, чтобы вытянуться во весь рост и расслабиться. Один человек, расхаживающий по отсеку, занял бы все свободное пространство пола. По этой причине они сидели на своих рабочих местах Семеро спали и видели сны. 2 страница, поглощая неимоверное количество кофе, который готовил автоповар, и пытались чем-нибудь отвлечь свои мысли от нынешней невеселой ситуации. Они предпочитали не обсуждать вслух того, что могло их ожидать за бортом корабля.

Из них всех Эш выглядел наиболее спокойным. В данный момент он больше всего был обеспокоен состоянием духа своих товарищей. На корабле не было никакой возможности отвлечься. «Ностромо» был буксиром, созданным не для развлечений, а для работы. Большую часть времени его экипаж, если не был занят выполнением необходимых операций, проводил в состоянии гиперсна. Вполне естественно было бы ожидать, что даже при самых благоприятных обстоятельствах безделье будет Семеро спали и видели сны. 2 страница нервировать людей. А нынешние обстоятельства никак нельзя было назвать благоприятными.

Что касается Эша, то его свободное время не раздражало. Он мог часами не отходить от компьютера, решая теоретические задачи, и при этом совершенно не уставал.

— Есть какой-нибудь ответ на наши позывные? — спросил Даллас у Эша.

— Пока ничего. Все тот же сигнал тревоги, повторяется с прежними интервалами. На остальных диапазонах пусто, только на ноль—тридцать три слышно постоянное слабое потрескивание.

Он ткнул вверх большим пальцем.

— Мать говорит, что это характерные разряды центральной звезды этой системы. Если здесь и есть кто-то живой, то единственное, что ему остается делать, — это звать на Семеро спали и видели сны. 2 страница помощь.

Даллас шумно вздохнул.

— Раз с энергией все в порядке, нам следует оглядеться вокруг. Включи прожекторы.

Рипли исполнила команду. В ярком свете прожекторов стали лучше видны песчаные вихри, бушующие снаружи. По пустынному ландшафту перекатывались огромные камни. Никаких признаков жизни: ни лишайников, ни кустов, — ничего. Только ветер и тучи пыли в чужой ночи.

— Никакого оазиса, — прошептал Кейн. Невыразительный и негостеприимный мир.

Даллас поднялся, подошел к иллюминатору и стал всматриваться в него, следя за обломками скал, пролетающими мимо стекла. Ему показалось, что на этой планете воздух никогда не бывает неподвижен. Насколько можно было судить по расчетам, «Ностромо» совершил посадку обычной летней Семеро спали и видели сны. 2 страница ночью. В это трудно было поверить, глядя на песчаную бурю снаружи. Эта планетка была слишком мала, чтобы на ней бушевали настолько сильные бури, как, например, на Юпитере. Даллас нашел в этом некоторое утешение, решив, что погода вряд ли сможет ухудшиться еще больше.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentajejocn.html
documentajejvmv.html
documentajekcxd.html
documentajekkhl.html
documentajekrrt.html
Документ Семеро спали и видели сны. 2 страница